руб

Правда о Мариинке-2 - из первых рук

В спорах о том, как должна выглядеть вторая сцена Мариинского театра, сломано немало копий. Кто-то категорически против французского архитектора и его «аквариума», покусившихся на настоянный веками петербургский стиль. Кто-то приветствует появление современной архитектуры в центре города. Однако как будет выглядеть новое здание Мариинки, кто и как его будет создавать, знают немногие. Один из «посвященных» в таинства создания нового Мариинского театра – Алексей Шашкин, гендиректор ЗАО «НПО Геореконструкция-Фундаментпроект» - основного российского партнера Доминика Перро, победившего в международном конкурсе на проект второй сцены Мариинского театра.


- Алексей Георгиевич, чем будет заниматься Ваша фирма?


- На базе нашей фирмы создано ООО «Архитектурное бюро Доминика Перро», которое будет выполнять функции генпроектной организации и адаптировать проект к российским нормам. Кроме того, ЗАО «НПО Геореконструкция-Фундаментпроект» будет работать у Доминика Перро в качестве субподрядчика – мы будем заниматься конструкциями и фундаментами под «золотым коконом».


- Сколько всего человек задействовано на этом проекте?


- В работе над Мариинским-II задействована международная команда, в которую уже сейчас входит более ста человек. На разных этапах своего создания проект требует разного количества участников. На начальной фазе, когда договариваются об исходных данных, о параметрах проектируемого здания, принимают общие технические решения – работают руководители. Потом подключается все больше народу. Непосредственно архитектурой театра занимается Доминик Перро – в его парижском агентстве работает 50 человек. Конструкцией золотого кокона занимается немецкая фирма, возглавляемая известными специалистами в области расчетов - профессором Болингером и профессором Громаном. Над всеми железобетонными конструкциями, спрятанными под «золотым коконом», и, в том числе, фундаментом работает наша фирма. Акустикой – важной составляющей театра – занимается «Нагата акустик» (Токио-Нью-Иорк), акустическая компания номер один в мире, возглавляемая господином Тойота.


- Как же вам удастся согласовывать работу?


- С развитием современных технологий стало возможно создавать один проект усилиями проектировщиков из разных стран. Минули времена, когда до Парижа надо было добираться на лошадях три недели, у нас у всех есть электронные системы связи. В интернете создан рабочий сайт, доступ к которому имеют только участники проектирования, туда ежедневно вносятся новые наработки каждого участника группы. Так что виртуально мы рядом. Иногда вся команда приезжает в Петербург. Так было, например, на представлении предпроекта, или эскизного проекта. Приятно наблюдать, как из разных углов зала совещаний доносятся разговоры на английском, японском, немецком, русском, французском. Чувствуешь, что это и есть интеграция в действии.


- Когда состоится очередной международный сбор?


- Следующий сбор, думаю, будет по случаю презентации стадии «проект». Чтобы разработать проектную документацию этой стадии для такого сложного объекта необходимо 9 месяцев. Так что мы соберемся, видимо, только в следующем году.


- В какой стадии находится работа над созданием второй сцены Мариинки?


- Завершены так называемые «предпроектные проработки». Предпроект сейчас находится на рассмотрении в Главгосэкспертизе в Москве, контракт на следующие проектные работы еще не подписан. Затем будет стадия «проект», по окончании которой экспертиза проверит проект на наличие ошибок. И следующая стадия – создание рабочей документации – рутина, «дожевывание» проекта до состояния, когда проект смогут переварить строительные подрядчики.


- Какие новинки в области строительства представлены в этом проекте?


- Их достаточно много. Изюминкой проекта стал «золотой кокон», благодаря которому из всех 11 проектов, представленных на конкурсе, и был выбран проект Доминика Перро.


- Многие считают это скорее недостатком, чем изюминкой.


- Я инженер, и мне нет смысла выступать в роли архитектурного критика. Но хочу напомнить, что на конкурсе за проект Перро проголосовало 11 из 13 членов международного жюри. Лично для меня их авторитет непререкаем, равно как и мнение Градостроительного совета Санкт-Петербурга, который одобрил проект в середине марта.


- Многие также не понимают, зачем Мариинскому театру еще одно огромное здание…


- Чтобы сыграть, например, спектакль «Война и мир» в постановке Андрея Кончаловского в историческом здании Мариинского театра, надо монтировать не один день декорации. Во время монтажа другие спектакли отменяются, поэтому «Война и мир» идет редко, а если идет, то сразу несколько спектаклей подряд, а до и после них – пробелы в афише. Это, конечно, не дело. Нужно было найти новое технологическое решение для бесперебойной работы театра. Историческая сцена Мариинки, например, практически лишена пространства арьерсцены. А у новой сцены будет и арьерсцена, и обширные боковые «карманы», и удобные площадки для монтажа декораций, и многое другое, что нужно Мариинке с точки зрения новейших театральных технологий. Еще это даст возможность принимать у себя с гастролями лучшие театры мира, например, Британскую Королевскую Оперу. Кроме того, труппа Мариинского театра нуждается в дополнительных репетиционных залах, гримерных, душевых – сегодня артисты вынуждены работать в, мягко говоря, некомфортных условиях. Для связи между новым и историческим зданиями запроектирован технологический мост, по которому будут ходить артисты, технический персонал, а также можно будет перемещать элементы декораций длиной до 14 метров. Для воплощения всего этого в жизнь требуется большое пространство. И вот такое здание - длиной 150 и шириной 80 метров, высотой порядка 47 метров - интегрируется в историческую застройку.


- Тогда месторасположение для такого театра выбрано крайне неудачно…


- Выбор площадки строительства был совершен на совместной коллегии двух министерств – Минкульта и Госстроя – еще в 2000 году. Там было решено строить новый театр рядом со старым, потому что в противном случае обеспечить их технологическое и, если хотите, идеологическое единство было бы невозможно. Расположение участка было задано изначально и не зависело ни от одного из одиннадцати конкурсантов. Все участники конкурса думали, как соразмерить колоссальный объем с окружающей застройкой, а Перро его спрятал, накрыв «золотым коконом», который выделяется из окружающей архитектурной застройки и визуально скрадывает истинные габариты сооружения. Кроме того, с разных точек это здание смотрится совершенно по-разному и вызывает различные ассоциации – от золотых куполов до «шлейфа императрицы Марии Федоровны», как однажды назвал «кокон» сам Доминик Перро. Благодаря всему этому диалог здания с контекстом среды приобретает нетривиальный характер.


- Из чего же будут создавать «золотой кокон»?


- При внешней сложности формы конструкция «кокона» проста и выполняется из стандартных элементов. Он состоит из жестких треугольников, образуемых легкими металлоконструкциями. Этот своего рода каркас скрыт под огнезащитной обшивкой, отделанной извне анодированным алюминием. Золотистые полосы перемежаются прозрачными, представляющими собой трехкамерные вентилируемые витражи. При этом вес оболочки в сотню раз меньше суммарного веса здания и втрое легче металлической мембраны, которой перекрыт СКК. Разработка деталей еще предстоит, пока на стадии предпроекта задан общий вид «кокона». Технически также предстоит решить множество задач: как обеспечить герметичность и пожарную безопасность. Также надо продумать вопросы эксплуатации - очистку от снега, мытье больших остекленных поверхностей, отопление подкупольного пространства. Все задачи абсолютно решаемые, хотя и непростые. Сама идея, на мой взгляд, замечательная для нашего климата – создается большое крытое пространство, и если идея будет успешно воплощена в жизнь, почему бы в дальнейшем ей не воспользоваться?


- Я так понимаю, что по крытому пространству смогут ходить лишь зрители Мариинского театра?


- В идеале – все желающие. Надо лишь будет обеспечить надлежащие меры контроля и безопасности, наподобие тех, что применяют в аэропорту. Нужно также будет разделить потоки людей – тех, которые просто прогуливаются по крытому пространству, от тех, которые пойдут на спектакль. В здании будет несколько входов, основной - со стороны улицы Декабристов. Еще можно будет войти с Крюкова канала и с Минского переулка.


- Какие еще строительные новинки предусмотрены в этом проекте?


- Впервые в Петербурге будет построено здание, уходящее под землю на глубину 12 метров. Петербург – город, чей исторический центр построен на слабых грунтах, поэтому всякое новое строительство особенно с развитым подземным пространством – большая сложность, здесь требуются самые передовые знания в области механики грунтов, геотехнологий, расчетов. И нашу компанию выбрали, поскольку мы лидируем в геотехнике, а наша научная школа во главе с профессором Улицким известна не только в России, но и в Европе. В возводимом здании не так уж много стен и опор, некоторые помещения вместе со стенами, перекрытиями приходится подвешивать к перекрытиям верхних этажей. Для решения этих проблем была спроектирована жесткая коробчатая конструкция, позволяющая более равномерно распределить нагрузки на свайное основание, а также рационально устроить подземный объем здания.


- А Крюков канал, проходящий рядом, не прольется в эту конструкцию?


- Мы предусмотрели определенную последовательность действий, которая позволяет организовать работы по устройству котлована таким образом, чтобы не обрушились его стенки, не пострадали рядом стоящие здания, чтобы воды Крюкова канала не просочились в котлован. Если обобщенно: в грунте по всему периметру будущего сооружения создается так называемая «стена в грунте». По специальной технологии в земле отливается монолитная железобетонная конструкция, которую потом откапывают. Это довольно сложная технология, но ее активно используют зарубежные коллеги – в частности, фирма «Франки» в Амстердаме. Шпунты погружаются в землю методом вибропогружения, между ними ставятся распорки, убирается грунт, и так до проектной отметки. В получившихся траншеях устраивают железобетонный короб, который потом и будет держать грунт. Вся эта коробчатая конструкция, которая войдет составной частью в подземное пространство, называется «рамой». Чем-то эта технология напоминает ту, которая была использована при создании в 1995 году Национальной библиотеки Франции в Париже по проекту Доминика Перро. Внутри библиотеки был устроен атриум – открытый внутренний двор, куда высадили привезенный лес. «Дно» этого леса находится на глубине 12 метров, ниже, чем уровень воды протекающей рядом Сены. И Сена туда не затекла, как не затечет в наш котлован Крюков канал.


- Зачем понадобилось «закапывать» театр в землю?


- Чтобы справиться с дефицитом площади и снизить высоту здания, которое иначе бы возвышалось над остальными постройками. Спрятав в подвалах множество подсобных помещений и технических функций, архитектор добился того, что высота сооружения «над землей» будет равняться высоте сценической коробки. А параметры последней заданы высотой портала сцены и надсценического пространства (колосников), где один над другим подвешиваются два задника сцены. У исторического здания Мариинки сценическая коробка ниже современных требований. У нового здания она будет такой же, как в лондонском «Ковент-Гардене» и парижской «Опера Бастиль». И это позволит принимать труппы этих театров на новой сцене – пока же высота Мариинского театра не позволяет размещать декорации этих театров на сцене.


- А что именно будет храниться в подвалах?


- Например, там будет устроен склад «мягких» декораций, которые необходимо будет быстро доставлять на сцену. В сегодняшнем Мариинском театре хранятся декорации кисти Маковского, Бакста, Коровина, это достояние музейного уровня. Тканевые декорации хранят свернутыми в валик. Так, в свернутом состоянии они поступают на сцену, потом их поднимают и разворачивают в виде задника. Театр – это огромный механизм, работающий четко и слаженно. Мы видим только часть этой сложной машины, все остальное - «подводная часть айсберга», не предназначенная для глаз публики.


- Сколько человек поместится в новом здании?


- Главный зрительный зал рассчитан на 2 тысячи мест, репетиционный (или «малая сцена») – примерно на 300 мест. Большой зрительный зал Перро проектирует любопытным образом: делает его коническим, максимально приближая сцену к зрителям. Интересно решен и вопрос с акустикой. Известно, что в историческом здании Мариинского театра лучшая акустика на первом ряду третьего яруса. Историческое здание Мариинского тетра – типичный образец «сословного театра». Все сословные театры, куда могли прийти и князья, и «галошная публика», выглядели одинаково и в России, и за рубежом: подковообразная форма зала, разделенного на ложи для знати, более демократичный партер и галерку для бедных. Все привыкли, что именно так должен выглядеть оперный театр, хотя, возможно, там не самая лучшая акустика. Чтобы получить лучшие акустические характеристики второй сцены Мариинского театра, господин Тойота разделил партер барьерами на три уровня, сделал достаточно сложную форму плафона, а Перро еще и наклонил заднюю стену вовнутрь, тем самым максимально приблизив консоли ярусов к сцене. Поэтому новый зал не будет казаться существенно больше исторического, хотя он в 1,5 раза объемнее. Он будет уютным (изображение зрительного зала можно увидеть см. здесь – «Невастройка»).



- Каким образом проект будут адаптировать к российским нормам?


- Поскольку французский проект создается на территории России, он должен находиться в пространстве российских строительных норм. Для этого есть три пути. Первый: можно прочесть французским коллегам цикл лекций, рассказать, как нужно проектировать по российским требованиям, иностранцы усвоят и спроектируют. Есть второй способ – можно взять их проект и самим подогнать техническую часть под наши нормы. Третий вариант – выступить в качестве «нормоконтролера», которому в процессе разработки присылают проект на «визирование», и он указывает, в каких местах его необходимо поправить. Что касается строительных норм, для ознакомления французских коллег с ними мы выбрали нечто среднее между этими тремя вариантами. Ну а в области архитектуры и конструкций у нас не так уж много различий.


Подробности проекта строительства второй сцены Мариинки, а также хронологию связанных с ним событий см. в специальной рубрике ПРОЕКТЫ ВЕКА: МАРИИНКА-2.


Светлана Андреева

24 Мая 2005

Обсуждение
горожанин / 26 Октября 2005
А кто скажет как часто и каким образом будут мыть весь этот "золотой купол" ведь в нашем климате и с нашим "чистым" воздухом "золото" уже через пару месяцев приобретёт обычный для Питера серый цвет.
Ксения / 10 Сентября 2005
Скажите пожалуйста,а что ожидать жильцам по Минскому переулку?
Добавить комментарий
Другая картинка

Правила написания комментариев

Другие статьи

Насколько независимы градостроители Петербурга от фактора «экономической эффективности», как сделать город не только краше, но и не испортить того, что уже есть? На эти и другие вопросы «Невастройке» ответил главный архитектор Петербурга Александр Викторов.

26 Мая 2005

Каковы дальнейшие перспективы действия закона о долевом строительстве, насколько могут сократиться объемы строящегося жилья, поднимутся ли цены на квартиры до конца года – такие вопросы обсудили участники круглого стола, который провела «Невастройка».

24 Мая 2005

Строительная отрасль осталась без технических регламентов. При приемке Госкомиссией нового жилья выявляется все больше дефектов швов и межпанельных стыков, брака в отделке квартир и в устройстве кровель.

20 Мая 2005
Все статьи1259