руб

О проблемах сохранения исторического наследия Санкт-Петербурга в его первозданном виде

На вопросы журналистов отвечают Председатель Совета Союза Реставраторов Санкт-Петербурга Нина Шангина и Генеральный директор реставрационно-строительной компании «Лапин Энтерпрайз» Алексей Лапин.

 

Мир так устроен, что с того, кто больше всех делает,  строже  всех спрашивается.

Проблема номер один Санкт-Петербурга  - сохранение исторического наследия в его первозданном виде, по праву причисляющем град Петров к сокровищнице мировой культуры и цивилизации.

Но зачастую «разруха» в умах страшнее и опаснее разрухи вокруг нас…

Проходя мимо облупившихся фасадов старинных особняков, полуразвалившихся реликвий и зловонных парадных, очень трудно определить степень ответственности и развести такие ортодоксально отличающиеся понятия, как реставрация и ремонт.

Внести ясность в этот злободневный вопрос и очертить круг ответственности профессионального союза, объединяющего под своей эгидой более 40 ведущих реставрационных компаний Санкт-Петербурга,  и прокомментировать наиболее болезненные вопросы, волнующие любого настоящего петербуржца,  мы попросили Председателя Совета Союза Реставраторов Санкт-Петербурга Нину Шангину и Генерального директора одной из крупнейших реставрационно-строительных компаний города «Лапин Энтерпрайз» Алексея Лапина.

 - Труд реставратора, особенно в таком архитектурном эпицентре, как Санкт-Петербург, становится сегодня не столько градообразующим, сколько «градосберегающим». Скажите, что на Ваш взгляд определяет ПОЛИТИКУ Союза Реставраторов в этом вопросе?

Нина Шангина:  Начну с того, что придам некий вектор первой части вашего постулата.

Не секрет, что Санкт-Петербург, несмотря на свой относительно юный возраст, является «колыбелью»  лучших архитектурных школ  мира и неразрывно связан культурно-историческими нитями со всеми странами Старого и Нового Света.

Благодаря этой культурной «плаценте», подарившей мировой цивилизации такие равновеликие жемчужины как Колизей и Исаакий, Собор Парижской Богоматери и Казанский кафедральный собор,  Мариинский дворец и Мариинский театр, второй Версаль Петергофа (боюсь, что список сравнений уйдёт в бесконечность), труд реставраторов в обозримом будущем, напротив, упрочится как одна из первых градообразующих составляющих экономики Северной столицы.  

Разумеется, совершенствование существующей законодательной базы, когда часть доходов от туризма будет направлена в реставрационную отрасль, позволит обеспечить бесперебойные инвестиции на бюджетном уровне в масштабную реставрацию. Ибо существенной статьёй  городского дохода станет международный туризм, обеспечивая тем самым и системные инвестиции в масштабную реставрацию, и сохранение на государственном уровне архитектурных раритетов, неусыпная забота о целостности и сохранности которых, плюс презентабельно подлинный внешний вид,  в скором времени станет одной из первых статей благосостояния города. И эта ситуация носит цикличный характер: чем больше город будет инвестировать в реставрацию, тем более процветающим станет туристический бизнес, а реставрационная отрасль – градообразующей.

Как было озвучено на совещании Бориса Грызлова с депутатами законодательного собрания Санкт-Петербурга, на реставрационные работы в 2008-2010 годах предполагается направить более 11 миллиардов рублей, из них в 2008 году - 3,5 миллиарда. За счёт этих средств будут произведены комплексные реставрационные работы целого ряда памятников культуры и исторического центра города. Не говоря уже о гуманитарной составляющей этого вопроса, как никогда остро поднимающей проблему сохранения историко-архитектурного наследия и внешнего облика «города дворцов» в его первозданном виде.

Исходя из этого, логически вытекает и ответ на вторую часть поставленного вопроса о неизменных приоритетах ПОЛИТИКИ Союза Реставраторов и Комитета по охране памятников (КГИОП) в данном вопросе как « градоохраняющих» и « градосберегающих» организаций, являющихся сегодня практически единственным «щитом», препятствующим процессу распада и коммерческого варварства. Когда ради минутной выгоды в пользу частных лиц и фирм сметаются или подвергаются опасности архитектурные реликвии, неподдающиеся последующему воспроизводству.  

 - И всё-таки: объединение по принципу профессионального СОЮЗА сплотило   ряды реставраторов, став идейным и стратегическим вдохновителем, или это скорее объединение по формальному признаку,   более «для себя», нежели во благо общества?

Н.Ш. : Разумеется, многие объединения по формальному признаку благополучно канули в Лету вместе с пионерией. «Время перемен» стало не только лейтмотивом и квинтэссенцией творчества Виктора Цоя, но изменило в корне  массовое сознание нового поколения.

Сегодня Союз реставраторов, объединив под своей эгидой 40 сильнейших реставрационных компаний города и 4 профессиональных лицея, имеет не только свою политику и идеологию, о которой я говорила выше, но и реально помогает воплотить в рамках тендера такие бюджетно-затратные долгосрочные реставрационные проекты, которые компаниям-одиночкам были бы просто не под силу. Иными словами, Союз реставраторов создан как консолидирующий орган для цивилизованного решения вопросов, возникающих в процессе реставрационных работ. Ибо не секрет, что не только масштабная реставрация объектов государственной значимости требует подчас космических вложений денег, времени и сил, но и простая реставрация башенки (к примеру, в Александро-Невской Лавре, для возвращения ей исторического вида) подчас сопоставима по времени и стоимости с косметической покраской зданий, расположенных по  всему Лиговскому проспекту. В данной точке как раз и расходятся такие понятия, как реконструкция, реставрация и ремонт, подчас тесно переплетающиеся между собой. Ибо какой смысл вести многолетние реставрационные работы здания, просто разваливающегося изнутри и требующего капитального ремонта и внутренней реконструкции? Поэтому только объединившись возможно осуществление и активное лоббирование профессиональных интересов, продвижение реставрации как самостоятельной отрасли на государственном уровне.

К тому же, статусное празднование 300-летнего юбилея Санкт-Петербурга в рамках всероссийского масштаба «разбудило» интерес властей всех уровней, вплоть до Президента страны, к его насущным проблемам, не только поставив реставрацию во главу угла, но и увеличив в разы бюджетное финансирование. Что и поспособствовало увеличению объемов реставрационных работ в городе и выявило ряд первоочередных задач, скоординированных решений, лежащих в сфере компетенции Союза.

Миссия Союза реставраторов, прошу прощения за пафос, заключается в объединении усилий реставрационных компаний, в решении их профессиональных задач, среди которых: возрождение реставрационной школы мастеров, подготовка и планирование обучения молодых кадров, активное участие в разработке и создании законодательной и нормативно-методической базы реставрационной отрасли, всемерная поддержка профильных учебных заведений.

Резюмируя всё вышесказанное, в завершение этой системной, комплексной, масштабной и многотрудной работы я вижу выделение в обозримом будущем реставрации в автономную, «градообразующую» отрасль экономики.

Алексей Лапин (координатор проектов Союза Реставраторов): Не секрет, что реставрационный бизнес сегодня весьма персонифицирован. То есть если я позволяю себе присвоить компании собственную фамилию, это, как слово честное, купеческое, не только склоняет, но и обязывает меня к качественному выполнению всего фронта  и комплекса реставрационных работ. Поэтому и объединение в Союз таких, на первый взгляд крупных и устойчивых компаний, как ЗАО «Пикалов и сын», «Горюнов и Горюнов», «Лапин Энтерпрайз», Реставрационная мастерская Слёзина, помогает совместно решать задачи, требующие не только высокой специализации, но и широкого профиля выполняемых работ в функции субподряда. Отсюда следует, что даже с чисто прикладной точки зрения объединение различного уровня и квалификации в профессиональный Союз помогает слабым стать сильнее, а сильным преумножить свои силы и укрепить позиции на рынке. К тому же, лоббировать интересы реставраторов на государственном уровне и не дать зачахнуть среднему профессиональному образованию и школе наставничества, ибо практика показывает, что истинным мастером своего дела можно стать лишь по прошествии 5-10 лет кропотливой упорной работы.

- Современная, коммерциализированная жизнь диктует жесткие правила игры, где выживает сильнейший, и здесь нет места сантиментам. Сегодня в Москве и Питере не строит только ленивый, а вот реставрировать и возрождать готов не каждый. Что необходимо сделать для того, чтобы на месте Исаакия, к примеру, не появилось офисное здание какого-нибудь «продвинутого» банка?

Н.Ш.:  В этом весьма непраздном вопросе и выходит на первый план такой регулирующий орган, как Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры Правительства Санкт-Петербурга (КГИОП).

Я считаю, чтобы с лица не исчезло то, что по праву можно назвать жемчужинами историческо-культурного наследия, необходимо законодательно закрепить за КГИОП право вето на те или иные строительные и изыскальтельные работы в непосредственной близости к тому же Исаакию или дому Мурузи. То есть закрепить на законодательном уровне полномочия и уровень компетенции Комитета по охране памятников, являющегося той самой «истиной в последней инстанции», экспертом и неким весьма чутким препятствующим «фильтром», не позволяющим нанесению даже малейшего урона памятникам исторического наследия, какой  бы суперсовременный и  архи «умный» дом под бизнес-центр или под что иное не возжелала возвести в опасной близости от исторических реликвий строительная организация.

А.Л.: Ответ весьма однозначный и лаконичный – усилить «охранные» полномочия Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры Правительства Санкт-Петербурга.

Я вижу кардинальное решение этого вопроса в том, чтобы превентивная, защитная функция  по  ОХРАНЕ ПАМЯТНИКОВ стала более жёстко позиционирована  и закреплена законодательно и работала уже на первом этапе «покушения» тех или иных компаний и личностей, чтобы ни у кого не возникало мысли, что эту невидимую «цензуру» можно обойти хоть как-то и сделать хоть  что-то в пользу частных инициатив или быстрой коммерческой выгоды в обход решению этой главной, последней экспертной инстанции в данной области.

Когда буквой закона будет чёрным по белому запрещено кому бы то ни было внедряться в ауру и менять внешнюю канву, а также подвергать угрозе памятник, являющийся архитектурно-историческим наследием, исключая даже пресловутый человеческий фактор, тогда подобные «страсти» просто не смогут произойти!

- Алексей Станиславович! Конец октября ознаменован знаковым визитом для всего реставрационного сообщества - поездкой Официальной делегации в рамках обмена опытом в Италию. Что Вы ожидаете от путешествия в  реставрационную «мекку»?

А.Л.: Действительно, ожидается очень интересная и весьма насыщенная программа, сгенерированная в рамках данного культурного проекта под патронажем Отдела по Развитию Торгового обмена (И.Ч.Е.) Генерального консульства Италии и Ассоциации PRO-Restauro.

Наша делегация в составе Председателя КГИОП Санкт-Петербурга  В.А. Дементьевой, 15 представителей реставрационных компаний из числа Союза реставраторов, дирекция заказчика СПб ГУ и другие официальные лица прибывают в аэропорт Турина для встречи с официальными представителями города и осмотра крупного реставрационного объекта Venariareale. Затем нас ждёт перелёт во Флоренцию и Венецию, встреча с членами профессиональной Ассоциации PRO-Restauro, встречи с коллегами по цеху и официальными делегациями, обмен знаниями и демонстрация практических навыков, знакомство с передовыми технологиями и «секретами», прошедшими испытание временем, посещение крупнейших реставрационных объектов. К тому же, в мире котируются три профессиональные реставрационные школы: итальянская, французская и русская. Надеюсь, что мы сможем на личном примере подтвердить правомерную принадлежность к этой лидирующей тройке.

- Кстати, о жизни самых знаковых архитектурно-исторических памятников Санкт-Петербурга. Хорошо, что чиновники вняли наконец «гласу одинокого в пустыне» и вплотную занялись судьбой «дома Мурузи» . Дома, ставшего духовной аурой для графа Николая Резанова и князя Василия Кочубея, Мережковского, Гиппиус и Бродского, что власти изыскали силы и средства и отремонтировали раритет, отдав его на откуп реставраторам, но город вновь взбудоражен слухами о том, что здание Адмиралтейства и Исаакиевского собора избороздили опасные трещины. Прокомментируйте, пожалуйста, эту ситуацию.

Н.Ш.: Да, как гласит заключение КГИОП, трещины нижней части стен башни Главного Адмиралтейства проявились более десяти лет назад. Контрольные маяки, определяющие развитие трещин, установлены на фасаде и в интерьере, причём обследования и мониторинг носят регулярный характер.

В Главной башне Адмиралтейства выполнен значительный объём ремонтно-реставрационных работ, направленных на сохранение и улучшение технического состояния памятника, в том числе реставрационный ремонт с золочением шпиля и флюгера «кораблик», реставрация фонарика под шпилем, усиление и реставрация деревянных конструкций из лиственницы. К тому же, к 300-летию Петербурга выполнен реставрационный ремонт лицевых фасадов (кроме фасада, выходящего на площадь Декабристов) Адмиралтейства и его Невских павильонов. Выводы технического заключения, выполненные ЗАО НПО «Геореконструкция-Фундаменпроект» в 2006-2007 годах, гласят о стабильности основных несущих конструкций башни, в том числе и фундаментов.

Думаю, на это заключение можно положиться. К тому же, после обращений губернатора Санкт-Петербурга в программу финансирования Министерства обороны РФ летом 2007 года включены работы по разработке документации на реставрационно-восстановительный ремонт башни. Заказчиком работ выступает Морская инженерная служба ЛенВМБ, которой безвозмездно передана вся имеющаяся в распоряжении КГИОП документация по объекту. Работы начнутся сразу же после согласования проектно-сметной документации в Главэкспертизе и проведения конкурсных процедур.

  - В прессе муссируются громогласные заявления о том, что ФИСП – Фонд инвестиционных строительных проектов СПб - стал «растратчиком» международного валютного займа МБРР в рамках проекта « Экономическое развитие Санкт-Петербурга», мягко говоря, не рационально использовав данный материальный ресурс. Хотелось бы внести ясность в этот вопрос и «размежевать» ФИСП и реставраторов, чью работу также сочли неудовлетворительной.

Н.Ш.: Разумеется, что непосредственно Фонд, заём и проводимые инициируемые и финансируемые им масштабные реставрационные работы компаниями-лидерами реставрационного сообщества, как говорят в Одессе, «две большие разницы».

С одной стороны, в совсем недавние времена «латания дыр», когда денег в городском бюджете на реставрацию катастрофически не хватало, а КГИОП уже бил тревогу об удручающем состоянии памятников, являющихся ликом города, его сокровищницей и визитной карточкой, ничего другого не оставалось, как просить кредит у различных банковских структур, в том числе и международных, к тому же, облагаемых процентным «оброком». Естественно, долг рос как снежный ком, несмотря на выполняемые работы и погашения. Сегодня ситуация с финансированием кардинально поменялась. Проблема комплексной реставрации стала насущной, обрела достойное, регулярное финансирование из государственных и коммерческих источников, а «долг» остался, причём раздувшись до весьма внушительных размеров.   

 - В цитирующих друг друга СМИ упоминаются такие производственные персоналии, как ООО «Архитектурная студия-44»,  работавшая над проектом «Реконструкции и реставрации здания восточного крыла Эрмитажа», а также консорциум в составе ООО «Интарсия» и  ЗАО «ПО «Возрождение», якобы предоставившие недостоверные сведения о компетенции подрядчика, работающего на данном объекте.  

Н.Ш.: Знаете, это очень похоже на огульное обвинение, не опирающееся на заключение независимой экспертизы, оглашение резюме которой назначено на гораздо более поздний срок, чем эти скороспелые публикации. К тому же, тому, кто знаком не понаслышке с качеством и объёмом работ, а также со статусом объектов, производимых одной из ведущих реставрационно-строительных компаний, к примеру, ООО «Интарсия», которая уже на рынке с 1992 года, вряд ли придёт в голову сомневаться в её профессиональной репутации. Высококлассные, опытные специалисты владеют уникальными технологиями, награждены орденами и медалями за непревзойдённое качество и масштаб выполняемых работ. Перед ними можно снять шляпу. Это и воссоздание храма Христа Спасителя, и реставрация московского Кремля, здания Академии Художеств, Ростральных колонн, Колесницы Славы на арке Главного Штаба, скульптурной группы «Укротителей коней» на Аничковом мосту, Александровской колонны, Голубого (Воинского) зала Константиновского дворца в п. Стрельна и многих других глобальных и не менее значимых объектов двух столиц. Что тут можно добавить? Лучшее можно проверить только временем, за это мы ценим и уважаем труд реставраторов. А злопыхателей во все времена было довольно, а реставраторы ежедневно доказывают свой профессионализм и компетентность редким даром не подражания, а воссоздания истории и культурного наследия Отечества, застывшего в камне.

 - Нина Николаевна, что Вы можете сказать о стартовавшем первом этапе конкурса качества среди профессиональных реставраторов, членов СР, и насколько он технически и теоретически подготовлен, а его результаты показательны??

 Н.Ш.: Внутренняя политика в области усиления контроля качества реставрационных работ повлекла к созданию  Комиссии по контролю качества и требованиям охраны труда на объектах реставрации подрядчиков – членов Союза реставраторов, к выработке единых мер и стандартов, чётко закрепляющих за собой основополагающие правила. К тому же, на смену фрагментарной реставрации, так называемому бюджетному «латанию дыр»,  приходит комплексная, а именно тотальная замена инженерных сетей, реставрация фасадов, кровли, интерьеров в чётком соответствии с технологиями и стадиями реставрационных работ. И, прежде чем взятый на реставрацию объект сдаётся, он проходит тройную внутреннюю проверку по соответствию качеству выполненных работ. То есть за основу взята общеевропейская система качества формата ИСО, придерживающаяся стандарта «качества изнутри». Не палочного надзора, построенного на системе провинностей и штрафов, ведь к каждому работнику надзирателя не поставишь, а внутрицеховой, профессиональной мотивации и сознательности, базирующейся на стремлении сделать хорошо не за страх, а на совесть.  К тому же, все компании, выставляющие свою кандидатуру, участвующую в конкурсе качества «Сделано в Санкт-Петербурге», имеют 7(!) степеней «прозрачности», поэтому не только победить, а даже просто решиться на участие в этом сверхчестном конкурсе может не каждый!

 - Можете ли Вы дать характеристику самым ярким профи, показавшим высокопрофессиональное и трепетное отношение к работам  на объектах, без которых немыслим облик одного из красивейших памятников архитектуры и зодчества, очертив круг их деятельности и полномочий.

 Н.Ш.: На мой взгляд, абсолютно выдающееся и законченное произведение реставрационного искусства - Мариинский дворец, выполненный силами компании «Лапин Энтерпрайз». Этот заказ снискал не только всемерную поддержку и финансирование на государственном уровне, но и сами реставрационных дел мастера проявили высокую ответственность и гражданскую позицию, сделав свою работу не только с высочайшим профессиональным качеством, но и не злоупотребив доверием в распределении выделенных средств. Ибо ни для кого не секрет, что при желании «лазейку», как в сметной,  так и в проектной документации  можно найти всегда, направив материальные и ресурсные потоки по выгодному для себя руслу.

Плюс ко всему, чтобы качественно и в срок сдать такого масштаба и исторической ценности объект, необходимы были серьёзные профессиональные знания и навыки всей команды, независимо от того, смешиваешь ли ты раствор, который должен «попасть» в ткань трехсотлетней давности, или работаешь над восстановлением фасадной лепнины. Ибо профессия Реставратора с большой буквы – это, прежде всего, колоссальный опыт, неординарные практические навыки и большие затраты привлеченных средств, помноженные на колоссальную гражданскую порядочность.  

- И последнее, как в этом «непостижимом» городе могут сочетаться дворцы с …обсыпавшимися фасадами и обступившей их нищетой, как в сюжете «Принц и нищий»?  

Н.Ш.: Это вопрос скорее исторической диалектики. Так было и будет всегда, покуда живёт и дышит этот уникальный музей под открытым небом, являющийся не только зеркалом сменившихся эпох, отразившим как в капле воды социальное расслоение последней его формации. Покуда крикливая роскошь и необеспеченная старость будут как-то уживаться в этом Великом Городе, рука об руку будут идти «принц и нищий»,  блестяще отреставрированный дворец и руины «колодцев», невольно оттеняя и отражая один другого…

 

01 Ноября 2007 Источник: Соб. инф.

Обсуждение
Добавить комментарий
Другая картинка

Правила написания комментариев

Другие статьи

Вторичный рынок элитной недвижимости в Санкт-Петербурге считается довольно стабильным. Кризиса на нём нет и никогда не будет, потому что ее покупают люди, у которых всегда есть деньги. Но в то же время вторичный рынок элитного жилья ограничен, потому что элитных квартир крайне мало. Но нередко в данном сегменте появляются новые объекты. Происходит это в силу определённых причин.

06 Ноября 2007

Так как цена за квартиру – это сумма немалая, то, следовательно, любая скидка на неё будет ощутима. Имеет ли место торг при покупке квартиры? Да, обычно имеет. Но рассчитывать на скидку более 5 % не приходится. 5-процентная скидка – тоже вполне ощутима.

02 Ноября 2007
Все статьи1244