руб

Меняем красоту на инвестиции?

Количество разрушенных или готовящихся к сносу ценных старинных зданий Северной столицы растет с регулярным ускорением. Дело вовсе не в аварийном их состоянии. Гораздо быстрее, чем дряхлеют дома, растут, похоже, аппетиты амбициозной части городского чиновничества.

 

Новое – это хорошо разрушенное старое

Главная полемика сейчас разворачивается вокруг двух архитектурных историй с летальным исходом. В январе был снесен дом Шаврина по Лиговскому проспекту, 13-15, фиксировавший первоначальную красную линию застройки XVIII в. Лиговского канала. А в конце прошлого года были уничтожены дома начала XIX в. по Невскому проспекту, 114 и 116/2, первый из которых был единственным в квартале напоминанием о застройке эпохи классицизма на отрезке Невского проспекта, прилегающего к площади Восстания. На их месте появится торговый комплекс Stockmann, а на месте Дома Шаврина – административное здание с встроенной автостоянкой, проект которого осуществляет ООО «Петростройинвест».

И предела «дальнейшему совершенствованию» Петербурга не предвидится. На прошедшем 14 ноября 2006 г. заседании городского правительства вице-губернатор Михаил Осеевский (курирующий проект Stockmann) сделал громкое заявление: «Все здания, находящиеся на Лиговском проспекте вблизи площади Восстания, необходимо расселить или снести, на их месте построить торговые комплексы, а заодно избавить центр города от ветхих и аварийных зданий». Ссылаясь на опыт европейских городов, вице-губернатор отметил, что практически в каждом из них есть основная торговая улица и такую традицию необходимо завести и в СПб. Через своего пресс-секретаря г-н Осеевский передал «Делу», что хотя конкретных решений по этому поводу пока нет, но начальная стадия переговоров с потенциальными инвесторами уже ведется.

Для простоты уничтожения старого Петербурга чиновники изобрели очень простой способ, который КГИОП начал практиковать с 2004 года. Чтобы разъяснить суть этого «метода», придется вернуться на шесть лет назад.

 

КГИОП дал, КГИОП взял

20 февраля 2001 года КГИОП издал приказ №15 «Об утверждении списка вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность» (далее – Список), куда вошли 2193 объекта, не имевших до этого никакого официального охранного статуса. «Это был плод фундаментальной работы, которую экспертная группа из ведущих специалистов в области истории архитектуры вела с середины 90-х гг. Список был публично и всесторонне обсужден, а его опубликование стало исключительно ценным для города событием», – рассказывает гендиректор Международного фонда спасения Петербурга-Ленинграда Александр Марголис, входивший в состав группы.

«Включение в Список является промежуточной стадией в процессе принятия решения о признании либо отказе в признании того или иного объекта памятником истории и культуры, – пояснила «Делу» председатель КГИОПа Вера Дементьева. – После этого продолжается процесс их изучения на предмет подтверждения наличия историко-культурной ценности. В случае, если та не подтверждается, объект исключается из Списка».

Все верно, и экспертная группа ожидала назначения повторных экспертиз, наивно полагая, – как считает Михаил Мильчик, также входивший в ее состав, а ныне член Федерального совета по сохранению культурного наследия и зам. директора СПб НИИ «Спецпроектреставрация», – что подавляющее большинство объектов будут не исключены из Списка, а, наоборот, получат официальный статус памятников местного значения.

Но 6 августа 2004 года Вера Дементьева подписала приказ №8-102, по которому (на основании проведенной экспертизы) из Списка был исключен 31 объект. Приказ от 15 февраля 2005 года (№8-11) исключил еще 12 объектов, а приказ от 14 июня 2006 года (№ 8-62) – 19 объектов.

Объясняя причины, председатель КГИОПа, по сути, повторила уже сказанное: «Приказы были изданы в связи с тем, что историко-культурная ценность не подтвердилась».

Буквально через несколько дней после издания первого приказа, исключившего из Списка городок лейб-гвардии Преображенского полка (уникальный квартал исторической застройки эпохи пушкинского Петербурга), ОАО «СК Возрождение Санкт-Петербурга» начало сметать эти здания, расчищая пространство под строительство элитного жилого комплекса. Подобная судьба ждала и другие имевшие большую ценность объекты, волею КГИОПа лишившиеся защиты: Дом Крылова (начало XIX в.) на Б. Подъяческой, 28; комплекс построек фабрики Э.Э. Бремме (XIX – начало XX вв.) на 12-й линии В.О., 41; и, наконец, уже упомянутые выше дома на Невском и Лиговском проспектах.

Как говорит Александр Марголис, практика показывает, что, если объект исключен из Списка, значит, он приговорен к сносу: «В последние годы этот процесс заметно оживился – в город приходят большие инвесторы, чтобы извлечь сверхприбыли из нашего культурного достояния, но параллельно с этим они же его и уничтожают, так как живут только сегодняшним днем».

На вопрос: «Поступали ли в КГИОП предложения от каких-либо юридических лиц по исключению из Списка тех объектов, которые впоследствии были оттуда исключены?», Вера Дементьева ответила: «Предложения об исключении тех или иных объектов из Списка постоянно поступают от юридических и физических лиц».

Но почему повторные экспертизы оказались для зданий такими безжалостными? Выяснилось, что большинство прежних экспертов попросту не стали приглашать для проведения повторных экспертиз. «Что объекты исключены, мы узнали, когда их стали уже сносить», – говорит Александр Марголис.

Экспертизы осуществлялись неким ООО «АРС» и группой под началом председателя президиума СПб отделения Всероссийского общества охраны памятников истории культуры Владимира Лисовского, в 2001 г. участвовавшего в составлении Списка. Свою идейно-художественную метаморфозу г-н Лисовский прокомментировал «Делу» в том смысле, что плохо помнит события шестилетней давности и, видимо, поменял свое решение, убедившись впоследствии, что объекты на самом деле никакой ценности не представляют.

 

Законодательный бульдозер

Как рассказывает Михаил Мильчик, как только вышел приказ №8-102, депутат ЗакСа Алексей Ковалев тут же подал иск в Куйбышевский суд, пытаясь опротестовать решение «кулуарной» экспертизы. Суд назначил новую экспертизу, которая заключила, что часть объектов представляла безусловную ценность и исключать их из Списка было нельзя. Но КГИОП, в свою очередь, подал апелляцию о назначении еще одной экспертизы. Судебный процесс продолжается до сих пор, а тем временем приказы КГИОПа действуют и исключенные ими из Списка здания сносятся. «Положение усугубляется тем, что до сих пор не приняты ни закон о государственной экспертизе, ни даже подзаконные акты к закону об объектах культурного наследия. Поэтому обжаловать именно то, каким образом проходили экспертизы по исключению объектов из Списка, не представляется возможным. И кого приглашать в качестве экспертов, по-прежнему решает руководство КГИОПа», – поясняет Мильчик.

Но на этом беды старого Петербурга не кончаются. 26 апреля 2006 года ЗакС сделал «девелоперам» поистине царский подарок, приняв закон «О жилищной политике», полностью развязавший руки чиновникам для отъема собственности у населения и сноса любых зданий. В числе прочего – «в целях повышения эффективности использования и качества среды ранее освоенных территорий».

Под такой пункт, как нетрудно понять, может попасть весь исторический центр, ибо небоскребы на месте старых домов куда «эффективнее» для пополнения бюджета и роста ВВП, чем памятники архитектуры.

То же самое закон позволяет и в случае признания здания аварийным. По словам Мильчика, в 90% случаях это либо не совсем соответствует действительности, либо здание в угоду инвесторам специально доводят до аварийного состояния. Так были снесены дома 55 и 59 по Невскому проспекту, Введенская гимназия на Петроградской стороне, которую окончил Александр Блок, и десятки других зданий. А на прошлой неделе стала известна печальная судьба дома Рогова 1833 года постройки на Загородном проспекте, 3/17. КГИОП признал его аварийным и разрешил ООО «Престиж» строить на его месте бизнес-центр с подземной автостоянкой.

«Реставрация этого здания, важного для восприятия Загородного проспекта, была необходима не только для истории, но и технически возможна, за что искусствоведы ратовали в течение нескольких лет», – говорит Мильчик.

Что касается других объектов, пока еще находящихся в Списке, то, как говорит г-жа Дементьева, в отношении них продолжается проведение повторных экспертиз...

 

Садо-фасадизм

Пытаясь успокоить общественность, губернатор СПб Валентина Матвиенко в эфире программы «Диалог с городом» заверила, что «исторически сложившийся облик Невского проспекта при строительстве торгового комплекса Stockmann будет сохранен». На деле это означает, что КГИОП предписал застройщикам восстановить в прежнем виде лишь лицевые фасады этих зданий (то же касается домов Рогова и Шаврина), а всё, что за ними, будет перестроено абсолютно на новый, развлекательно-деловой, лад.

«Восстановление фасадов недостаточно для сохранения архитектурного наследия города, так как уничтожаемые дворики исторического центра также являются его неотъемлемой частью. Один фасад уже никакой ценности не представляет», – говорит президент СПб Союза архитекторов Владимир Попов.

«Я считаю не только приемлемой, но и необходимой регенерацию депрессивных территорий и реконструкцию аварийных зданий с сохранением фасадов, – уверенно возражает вице-губернатор Александр Вахмистров. – Далеко не все построенное в нашем городе на протяжении 300 лет является памятниками архитектуры или культуры – очень много аварийных домов, не представляющих собой исторического интереса. Привлечение инвесторов – выход из ситуации. Городской бюджет не способен профинансировать работы по всем таким городским объектам».

«Не важно, какой статус имеет дом на Невском проспекте, – возражает Александр Марголис. – Главное, что это дом на Невском проспекте с вековой историей – уже только поэтому он должен охраняться. ЮНЕСКО сейчас всерьез задумывается над тем, чтобы исключить наш исторический центр из списка объектов мирового культурного наследия, так как его уникальность – в подлинности городской среды, а не только в Эрмитаже и Дворцовой площади. А это лишь уменьшит инвестиционную привлекательность нашего города, о которой так пекутся чиновники... Причем существует технология хорошего и доступного ремонта, позволяющая оставить здания в их первозданном виде. Конечно, это стоит дополнительных денег, но в исторических городах хорошо отремонтированное здание окупается из-за своей ценности».

Выход из ситуации, когда чиновники отказываются слышать голос общественности, Марголис видит в проведении уличных акций: «В 1986 году произошла битва за Дом Дельвига. Горожане вышли на улицы, встали в живую цепь и заставили бульдозеры уйти. Сегодня этой энергии у своих земляков я не вижу. И происходящее сейчас – прямое следствие всеобщей апатии. Если люди будут защищать город, как свою собственность и свое имущество, власти не будут творить такие вещи. Другого выхода нет».

26 Февраля 2007 Источник: Газета "Дело", №5, 19.02.07

Обсуждение
Добавить комментарий
Другая картинка

Правила написания комментариев

Другие статьи

Подводя архитектурно-строительные итоги прошлого года, можно констатировать: в 2006-м в Петербурге занимались не воплощением архитектурных замыслов, а охотой на здания и территории. В итоге это оборачивалось громкими и не очень скандалами

01 Марта 2007

В Москве вышла книга «Хроника уничтожения старой Москвы: 1990–2006». О Петербурге тоже можно написать подобную книгу, и 2006 год дал для нее немало интересных примеров. Подводя архитектурно-строительные итоги, можно констатировать: в 2006-м в Петербурге занимались не воплощением архитектурных замыслов, а охотой на здания и территории, в ходе которой – попутно – решались и архитектурно-строительные вопросы.

28 Февраля 2007

Наконец-то появились деньги – свободные от прокорма и счетов, и время – свободное от всего. Поеду в Мариинку, посмотрю, что там и почем...

21 Февраля 2007
Все статьи1272