руб

Их здесь не стояло

Фото: konstantinpalace.ruЗачем президенту бюст Вителлия, а Петербургу небоскреб?

Культурологические объяснения

 

Петербург всеми силами готовится к саммиту. В том числе и скульптурно – например, решили украсить скульптурами парк Константиновского дворца. Получилось забавно и поучительно.

 

Константиновские реплики

К саммиту G8 Управление делами президента решило продолжить благоустройство на территории Константиновского дворца и для этого украсить скульптурами пустой парк и ниши на фасаде дворца.

Что касается парка, то, как писала в 2003 году осведомленная Л. Лихачева (тогда работавшая в комитете по градостроительству Смольного), был отставлен безупречный с научной точки зрения проект воссоздания французского парка Леблона – Микетти по хранящимся в Эрмитаже чертежам: это стоило бы $60 млн – 40% от общего объема финансирования.

В работах внутри дворца в 2002 – 2003 годах ведущим стилем стала эклектика, реставрация в основном сменилась созданием антиисторичной бутафории. Один из характерных примеров – Дворцовая кухня в цокольном этаже, где никогда не было отделки, но которая вдруг превратилась в кухню в голландско-петровском духе. «На облицовку стен, печей и оконных террас пошло 6000 поливных изразцов с голландскими сюжетами, заимствованными из Меншиковского дворца. Получился забавный анахронизм: несведущий зритель легко может вообразить, как суетились в кухмистерской при Петре I. Хотя на самом деле к моменту смерти Петра дворец в Стрельне был готов только вчерне и необитаем» (Л. Лихачева).

Уже после открытия я осматривал экспозицию во дворце, повествующую о прежних обитателях из царской фамилии. На стенах висели их портреты в багетных рамах. Присмотревшись, я обнаружил, что это фотокопии, вроде фотообоев, сделанные на цветном принтере. В других залах попадались и подлинники – картин, посуды, но были и совсем дешевые имитации, как в сельских музеях.

Развивая идею создания «дворца, которого не было», Управление делами и в 2005 – 2006 годах продолжило действовать в стиле того же свободного и быстрого административного фантазирования. И через ООО «Раритет» заказало реплики 28 классических скульптур петровского времени, находящихся в Летнем саду, Царском Селе и Павловске (восемь женских бюстов, восемь мужских, 12 статуй для ниш).

Реплика – это не точная копия, созданная по сохранившемуся образцу, как по матрице, а повторение скульптором оригинала, который он видит на фотографии. В данном случае было дорого, да, видимо, и невозможно изготавливать гипсовые слепки ни со скульптур Летнего сада, ни, скажем, с тех, которые стоят на портике Екатерининского дворца.

Сведений о том, что статуи стояли в парке Константиновского дворца, нет. Неизвестно, были ли чем-то заполнены ниши северного фасада дворца, скорее всего, они оставались пустыми. «Скульптурное заполнение» 2006 года – еще один пример неоэклектики начала XXI века. Проблемой исторической достоверности заказчик, с 2002 года собирающий сюда «всё отовсюду» (вспомним, например, копию памятника Петру I работы второстепенного немецкого скульптора XIX в. Густава Шмидт-Касселя, установленного в Риге в 1910 г.), по-прежнему не обеспокоен. Главное – не историзм, не подлинность старинных вещей, а бутафорское воспроизведение императорского дворца с парком, где «много статуй».

Список оригиналов XVIII века для создания реплик был составлен заказчиком – Управлением делами президента. В результате в парке и на фасаде стоят:

– восемь женских бюстов из искусственного мрамора высотой 90 см: «Ариадна», «Грация», «Камилла», «Изобилие», «Осень» (все – ск-р Г. Лукьянов), «Зима» (ск-р С. Иванов), «Весна» (ск-р В. Шувалов), «Лето (ск-р Ю. Елиференко).

– один мужской бюст высотой 90 см римского императора Вителлия (ск-р Б. Петров).

– четыре статуи для парка высотой 200 см: «Искренность», «Истина», «Милосердие» и «Правосудие» (скульпторы Н. Анциферов и А. Ананьев, оригиналы в Летнем саду).

– двенадцать статуй в нишах здания дворца высотой 285 см: «Мир» (с оригинала в Царском Селе), «Мир» (с оригинала в Павловске), «Правосудие» (с оригинала в Павловске), «Великолепие» (все – Н. Анциферов и А. Ананьев), «Искренность», «Истина», «Правосудие» (с оригинала в Летнем саду), «Милосердие» (все – А. Новиков, В. Коваленко и И. Корнеев), «Слава» (скульптор А. Мурзин), «Любовь к Родине» (Ю. Елиференко), «Воинская доблесть» (С. Иванов), «Добродетель» (В. Шувалов).

В данном случае я совсем и не переживаю из-за явного антиисторизма: тот, кто все это будет видеть на закрытой режимной территории, в историзме все равно ничего не смыслит. И разбираться в значениях аллегорий тоже не станет. Кто вообще сейчас помнит, что, например, Камилла (с оригинала в Летнем саду итальянского скульптора П. Баратта, 1719 – 1720) – это предводительница конницы вольсков, которая выступила против Энея и что она к тому же – италийская параллель к амазонке Пенфесилее из киклической «Эфиопиды»?

Для меня история с этими репликами интересна иным: как симптом мышления. Оригинальность, подлинность, историзм значения не имеют, все равно оценить некому, хватит и бутафории. Потому, скажем, на предложения скульпторов сделать для Константиновского дворца и парка оригинальные аллегорические скульптуры (коль скоро и так уже создан эклектичный новодел), после 30-секундного раздумья последовал отказ.

Легко, однако, заметить, что есть отклонения от первоначального плана. Скажем, четыре аллегорические статуи для парка не планировались, это результат ошибки заказчика (характерное проявление самоуверенности), который для ниш фасада заказал объекты именно такого размера. Однако ниши имеют высоту 4 метра, и двухметровые статуи в них потерялись, поэтому статуи поставили в парке, а для ниш стали делать новые статуи уже в размере 285 см.


Коварство императора Вителлия

Конфуз вышел с мужскими бюстами. Вместо восьми в парке стоит всего один. Но не потому, что скульпторы не справились: были сделаны, например, бюст Юлия Цезаря (скульптор Ю. Елиференко), бюст императора Гальбы (скульпторы Н. Анциферов и А. Ананьев)... Однако затем заказчик что-то вспомнил, видимо, что наш президент – еще не император и что рано украшать резиденцию такими бюстами, и вследствие ассоциаций изделия отправились в фонды, а в парке остался, как мне доложили, только самый первый и уже установленный на гранитный постамент бюст – императора Вителлия.

И вот тут начинается самое смешное.

Потому что этот Вителлий оказался емким символом, обладающим очень своеобразным культурно-историческим значением, которое, конечно, не могло быть известно заказчику. В «Жизни двенадцати Цезарей» Светония противопоставлены добродетельные императоры и порочные (monstra), олицетворяемые фигурами Нерона, Калигулы, Вителлия и Гелиогабала. А в парке Константиновского дворца оказался всего один мужской бюст – «монстр» Вителлий. Так всегда бывает, когда пользуются языком, который не известен.

В связи с этими императорами-»монстрами» знаменитый французский культуролог Мишель Фуко в известном курсе лекций в Коллеж де Франс в 1975 г. использовал понятие гротеска: «Я буду называть «гротескным» свойство некоего текста или индивида обладать в силу своего статуса властными эффектами, которых по своей внутренней природе они должны быть лишены». На этой основе Фуко сформулировал понятия «административного гротеска» и «смехотворного авторитета», то есть некомпететности. «Механизм гротескной власти... составляли непременный элемент функционирования Римской империи от Нерона до Гелиогабала. Гротеск – это один из важнейших методов самодержавного господства».

То есть Фуко – в связи с хронологическим рядом императоров, внутри которого находится Вителлий, – писал про несоответствие между мощью административной машины с ее безграничными властными эффектами и посредственным чиновником, который сидит внутри этой машины и пользуется ею как средством. В этом контексте все аллегорические статуи приобретают остро пародийный характер, особенно «Правосудие», размноженное в трех экземплярах.


От минарета до «Газпрома»

Поскольку слова «административный гротеск» уже прозвучали, ясно, что я хочу сказать: газпромовская 300-метровая башня, которую собираются возвести на набережной Невы, является его материальным воплощением. Какие культурно-исторические контексты ни брать, все сводится к одному – к гротеску.

На первый взгляд «Газпром» перепутал Петербург с Вавилоном. Но Вавилонскую башню брать не буду, потому что есть пример посвежее.

В конце февраля 2003 года в Петербурге, готовившемся к своему 300-летию, появился проект, предложенный турецкой фирмой «Полимекс Строй А.О.» (рук. Эрол Табанджа, адрес: Туркмения, Ашгабат, ул. Кара Кулиева, д. 22). Проект был оформлен в виде альбомчика, обтянутого флоком. 25 марта 2003 года в 12.30 в Смольном состоялась встреча вице-губернатора А. Вахмистрова с председателем совета правления турецкой фирмы «Полимекс Иншаат А.Ш.» Эролом Табанджой.

Турпроектом предлагался бизнес-центр, у которого была центральная доминанта высотой 300 метров (76 этажей), по форме напоминавшая нечто среднее между «Дворцом Советов» и гигантским минаретом (турецкие минареты отличаются тонким многогранным стволом с игловидным завершением), а внизу, вокруг минарета, располагались четыре Тадж-Махала (1630 – 1652) по углам. Помимо этого были предусмотрены еще четыре малоэтажные высотки всего метров по 100... Этот евразийский постмодерн всерьез предлагалось возвести на месте котлована на Лиговском пр.

Однако тогда 300-метровый минарет/»Дворец Советов» был воспринят как гротескный объект. И в этом качестве отвергнут, прежде всего, главным архитектором О. Харченко.

Прошло всего три года, и о подобных предложениях говорят всерьез. Реализуется и «China-town», и дом-башня высотой 300 м. Точнее, экспертная среда по-прежнему воспринимает их как манифестацию административного гротеска, как трагикомическое безумие сумасбродов, наделенных властью и деньгами. Но за эти три года совершилась эволюция начальственных умов: их так плотно заволокло административным гротеском, что гротеск 300-метровых башен им уже не виден.


От «Газпрома» до гротеска

Не буду подробно говорить об очевидном, только кратко напомню. Согласно имеющей статус закона «Петербургской стратегии сохранения наследия», предметами охраны территорий объекта Всемирного наследия являются, в частности, панорамы и виды, а также соотношение фоновой застройки с системой доминант. Поэтому «охраняются от застройки основные направления, с которых наилучшим образом воспринимаются архитектурные высотные доминанты».

Таким образом, указанному закону 300-метровая башня очевидно противоречит, а строительство ее возможно только в том случае, если ее заранее признать ценнейшим памятником архитектуры. Тогда эту башню не только можно и нужно будет построить, но и кое-что из имеющегося наследия снести, чтобы наша башня наилучшим образом воспринималась отовсюду.

О том, что башню хотят воздвигнуть на территории археологически и исторически ценной, на территории памятника культуры – там, где находятся остатки шведской крепости Ниеншанц, тоже понятно (подробнее см. «Город», 2006, No 22).

Но есть вещи и менее очевидные. Проект именуется амбициозным, 14 июня 2006 года с гордостью были названы семь архитектурных мастерских, которые победили на первом этапе конкурса. Уже понятно, что будут предложены различные варианты остекленной башни.

Для Петербурга это действительно ново, но вообще-то такая архитектура восходит к американской практике Миса ван дер Роэ 1950-х гг. Скажем, в 1950 – 1951 годах он построил две 26-этажные башни в Чикаго – две вертикально вытянутые призмы с непрерывной стеклянной оболочкой. Здания были поставлены по углом 90 градусов, что создало сложные эффекты отражения.

Идеи архитектора игнорировали удобства: не было балконов, лоджий, кондиционеров, было очень жарко. Ценой любых потерь Мис добивался выявления конструктивной основы, простоты форм, гладкости стеклянных стен, ощущения вертикальности конструкции. И в итоге создал настолько притягательные образы башен из металла и стекла, что его трактовка была подхвачена всеми. Добавили кое-что для комфорта, и идея разошлась по миру.

Как полагал А. Иконников, «здания Миса импонировали американскому пристрастию к техническому совершенству... Первые стеклянные призмы казались воплощениями порядка в сумбурной среде американских городов».

В историю вошла 38-этажная башня фирмы «Сигрэм» в Нью-Йорке (Мис работал в соавторстве с Филипом Джонсоном). Это 1958 год. Для облицовки фасада вместо стальных вертикальных двутавров был применен профиль из бронзы и солнцезащитное дымчато-розовое стекло, внутри создали показную роскошь: дерево благородных пород, травертин, белая кожа, светящиеся потолки.

Главное другое. Американскими идеологами эти «ледяные призмы», облицованные блестевшим на солнце стеклом, были использованы как ядро культурной интеграции Запада под лозунгом «атлантизма» и доминирования американского империализма. Форма, простая и гигантская, технически сложная и геометрически примитивная, а оттого легко воспроизводимая и опознаваемая, была выдана за символ всех объединяющего научно-технического прогресса, лидером которого являются США. Реклама постаралась, «стеклянный мираж» Миса ван дер Роэ распространили как стереотип масскульта, как необходимый причиндал американизма.

Уже понятно, что именно его вариация (только выше и роскошнее внутри) будет предложена в качестве «Газпром-сити». И это не случайно, потому что последний писк уже нашей идеологической моды – именование России «энергетической империей». Для выражения «имперскости» выбрана архитектура, символизировавшая полвека назад американский империализм. То, что это «не по-петербургски», не оригинально и копирует чужие зады 50-летней давности, – для «административных гротесковиков» не важно.

Есть только небольшое «но». Наша «энергетическая империя» образовалась недавно путем переименования России из «энергетического придатка Запада» – в «империю». И в этом заключен все тот же самый гротеск: будучи колонией по структуре экономики и доходу на душу населения, Россия вдруг надулась от величия и стала именоваться империей, собравшись оставить еще и знаки этой мнимой «имперскости».

Кстати, на языке американской кинофантастики, одинокое гигантское здание, возвышающееся над городом, всегда представляет собой Главную Корпорацию, в которой засел маньяк, желающий власти над городом и миром.


Встанет – до неба достанет

Любопытно одно замечание великого русского архитектора Константина Мельникова. В «Архитектуре моей жизни» (1967) он вспомнил V Триеннале ди Милано 1933 года.

Собрались: Сант-Элиа, Райт, Корбюзье, Лоос, Медельсон, Мис, Гропиус, Дудок, Гофман, Люрса, К. Мельников, Перре. «Миланский ареопаг показал, что все 12 маэстро изнежены легкостью побед на архитектурном фронте, что с ума сошедшая техника, ее новейшие приемы строительства, пока их новизна не сменится новой новизной, принимаются ими за архитектуру и что авторы ее с великим достоинством заменяют в себе художника инженером».

Здесь как раз такой случай: новейший для Петербурга строительный прием – 300-метровая высота, возможная технически, выдается за архитектуру. Естественно, к архитектуре это отношения не имеет, какими бы названиями архитектурных мастерских и фирм промоутеры 300-метровой башни ни манипулировали.

Но сошедшей с ума техники здесь ровно пополам с мифологизмом мышления. Первый его прототип описан в «Котловане» А. Платонова, в котором люди затеяли «общепролетарское здание», новое миро-здание, которому возвращен буквальный смысл. Это Здание Мира имеет не утилитарный, а культовый характер. Только у Платонова в него должны были войти «на вечное счастливое поселение трудящиеся всей земли», а в Петербурге войдут счастливые сотрудники «Газпрома».

В остальном же все сходно: от символизации величия башней аномально гигантского размера до административного гротеска власти, стремящейся создать то, что лишено практической необходимости (никто и не думает объяснить, почему офисное здание должно быть именно трехсотметровым; почему нельзя поставить, к примеру, шесть 16-этажных зданий).

Кстати, «мировое древо» и его заменители отмечают центр (как в Москве Кремль) и характерны для центростремительных пространств. Петербург структурно организован совершенно иначе, потому эта центрирующая доминанта будет, с одной стороны, чужеродно и «антиструктурно» торчать вверх, отмечая городской центр, которого нет, а, с другой стороны, будет почему-то маркировать место, где когда-то был покоренный Петром шведский город Ниен и крепость, то есть будет пытаться центрировать петербургское пространство с «шведской» точки зрения.

Ничем иным, кроме работы бессознательного, не объяснить желания создать такой лишенный практической пользы символ. Да, будет занятный экспонат.

20 Июля 2006 Источник: Город, № 25 от 10-07-2006

Обсуждение
/ 18 Апреля 2007
Маленькое замечание: Светоний не описывал жизнь Гелиогабала, т.к. скорее всего не дожил до его времени. Наверно имеется в виду Домициан.
Горожанин / 01 Августа 2006
Читается хорошо, но... имеется подтекст: как хорошо делал Харченко, как хорош историзм. Строго говоря историзм по-петербургски это отсутствие ванн\туалетов и горячей воды. Насчет застекленных башен поучительно, но факты таковы: это "индустриальная" мода сегодняшнего Амстердама, Антверпена, Шанхая, Брюсселя и т.д. и удобствами в этих домах все хорошо. За историю про императора спасибо, подкину еще мысль: эклектика и гротекс -это стиль всего тысячетлетнего Рима. Статуи, их копии, просто металл и облицовку многократно сдирали с одних строений для других - в точном соответствии с требованиями момента времени. Кстати, дом Тиберия выше и грандиозней храмов Форума Императоров, окнами на которые он выходит. И с удобствами там все в порядке, включая доисторические кондиционеры.
В / 31 Июля 2006
Замечательно. Сразу вспомнилась история про Матвиенку и ее обход ремонтируемых дворов на Невском пр. При обходе двора у Католического храма на Невском Матвиенка разнесла работу строителей, затем налетела на председательшу КГИОП со словами: и вообще, что за ржавые железяки точат на баше Гор думы? Та всплеснули руками: Валинтина Ивановна, да это же дореволюционный оптический телеграф, памятник истории...
/ 25 Июля 2006
Хорошо, что Невастройка перепечатала это исследование по ситуации СЕГОДНЯШНЕГО дня, а то по прошлому- ХХ веку- мы все спецы разбираться... С императорами действительно заказчик- Управление делами президента - насмешил : остался один не луч- ший, а монстр. И зачем четырем добродетельным императорам пылиться в фондах? Или еще не время дл них в ПИтере? Да, административный гротеск -это серьезно и всеобъемлюще . По поводу "Газовой башни"- похоже, что архитекторы в данном случае бессильны, а Миллер и Матвиенко- не при чем. Есть ЗАКАЗ. В энциклопедии выдающихся геологов статья посвящена прези- денту. Оказывается после возврата на гражданку он стал крупным спецом в горной отрасли( к.э.н). После Шредера и Путину занять соответствующий его масштабу пост не зазорно. Поэтому остановить эту стройку в историческом центре может только вмешательство самого ВВП. Сразу возьмут под козырек.
таня / 21 Июля 2006
Действительно, спасибо, читается как роман. Обязательно пошлю ее родным в Чикаго, Дании и С-Пб.
житель / 21 Июля 2006
спасибо за прелестную статью.
Добавить комментарий
Другая картинка

Правила написания комментариев

Другие статьи

Бывает так: приедет из города Н. в город, скажем, П. в меру смышленый, в меру наглый паренек, – пусть будет С. Обалдеет сначала, конечно, после провинции-то, в большом почти столичном городе, да потом оклемается.

И начнет для начала мороженым торговать в электричках или курьером где побегает, или еще что. И повезет ему, и пойдут дела его все лучше и лучше. Вот уже и машинка есть, и квартирка, пусть маленькие, но это – пока.

Время идет и превращается постепенно маленький серенький С. в большого серого В.

06 Августа 2006

По данным отдела аналитики и консалтинга агентства недвижимости «Итака» в июне 2006 года зафиксирован наименьший объем предложения за весь период, начиная с января 2004 года. На конец июня объем предложения в Санкт-Петербурге насчитывал всего 8300 объектов в продаже, включая квартиры и комнаты.

04 Августа 2006

Была аллея. Прохладная тополиная аллея на Большой Московской, обрывалась Разъезжей и продолжалась на Правде. А на ней привычные с детства белые скамейки, и у каждой персональная урна. И трудно было найти свободное место на этих скамейках. Сюда тянуло, приятное было место.

Сначала исчезли скамейки и урны, потом и аллея.

Зато появился памятник Ф. М. Достоевскому.

26 Июля 2006

По правилам растущего рынка, быстрее всего дорожают дома массовых серий в спальных районах, к которым относятся и так называемые «корабли». Квартиры в этих домах за последний месяц подорожали на 10%.

17 Июля 2006

За последние несколько месяцев многие игроки сократили или совсем отменили первоначальный взнос по ипотеке. Банкиры говорят, что условия по кредитам не изменятся. Однако участники рынка уверены в том, что риск отмены взноса должен быть компенсирован более высокой ставкой, а снижение первоначального взноса приведет к двукратному увеличению объема выдаваемых кредитов.

12 Июля 2006

В России примерно 2% сделок с недвижимостью происходит по ипотечным программам. В Москве эта доля выше - 8-10%. На начало 2006 года объем российского рынка ипотеки составлял 52,8 млрд руб., одна треть его приходится на Москву. За первый квартал рынок вырос на 25%. Но цены на недвижимость растут столь быстро, что начавшая набирать обороты ипотека буксует.

06 Июля 2006
Все статьи1244