руб

Флигель в Ораниенбауме оказался эпицентром скандала

Не прошло и двух месяцев с момента “воцарения” в Государственном музее-заповеднике “Ораниенбаум” нового директора Александра Зябрина, как здесь разразился очередной скандал. Речь идет о несанкционированном Комитетом по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры ремонте памятника архитектуры XVIII века - флигеля, примыкающего к дому садовника в комплексе Нижних домов. “Памятник испорчен”, - заявляют специалисты. Появились вопросы и к правильности расходования дирекцией ГМЗ бюджетных средств. Высказывается мнение, что деньги, которые ушли на ремонт, были потрачены нецелевым образом.


В этом году основными направлениями деятельности директора ГМЗ были ремонтно-хозяйственные работы на таких объектах, как оранжерея, флигель у дома садовника и ограждения для маралов.


Самым масштабным прожектом при Зябрине стал ремонт примыкающего к дому садовника флигеля. Александр Валентинович развернул там широкомасштабные строительные работы: пробивались проемы, устанавливались душевые и туалеты, менялись оконные блоки, полы. На глазах изумленных сотрудников работники ООО “Декор” для проверки горизонтальности заливаемых бетоном полов вместо специального уровня использовали металлическую палку, а когда при заложении дверного проема была сбита штукатурка, на фасадные плоскости нашлепали цемент. Теперь он засох. И как его удалять с кирпича XVIII века, никто не знает. “Памятник испорчен”, - констатирует член Международного совета по охране памятников и исторических мест Юрий Мудров.


В самый разгар ремонтных работ, 4 августа, в “Ораниенбаум” приехал представитель КГИОПа. И тут оказалось, что работы во флигеле выполняются без ведома Комитета по госконтролю и увязки с разрабатываемым проектом реставрации всего комплекса Нижних домов.


Незаконно начатые работы главный специалист отдела пригородных районов КГИОПа Николай Бушихин предложил сократить до предоставления в КГИОП необходимой проектно-сметной документации. Также КГИОП распорядился увязать работы с проектом реставрации, разработанным девятой мастерской “Спецстройреставрации”.


На столь недвусмысленное требование КГИОПа Зябрин отреагировал, мягко говоря, неадекватно. Об этом говорит тот факт, что ремонтные работы были... продолжены. И продолжались они аж до 13 октября, когда в “Ораниенбаум” вновь приехал КГИОП. Результатом этого визита стал повторный запрет на ведение несанкционированных работ. “Остановить работы на памятнике архитектуры”, - гласил вердикт проверяющих.


На сегодня работы по ремонту флигеля приостановлены. Но вопросы без ответа остаются. Первый - финансовый. Дело в том, что акты о приемке выполненных работ подписаны, деньги выплачены. Кстати, с этими актами тоже не все просто. Нам, например, не вполне понятно, почему работы на одном объекте, выполняемые одним и тем же подрядчиком (ООО “Декор”), были разбиты на три сметы. Одна стоимостью 197 тысяч 500 рублей, вторая - 77 тысяч рублей, третья - 239 тысяч 800 рублей. По правилам, если размер сметы составляет 250 тысяч рублей или выше, должен проводиться запрос котировок (проводится не по столь жестким правилам, как тендер). Если суммировать общую стоимость работ, то она значительно превышает эту сумму. Может, кому-то, кто не был уверен в победе “Декора”, очень не хотелось проводить запрос котировок?


Второй вопрос - с ремонтом флигеля - риторический. Дело в том, что через три года там все равно будет проводиться реставрация и все “декоровские” изыски будут переделываться. Так стоило ли тратить деньги (которых и так не хватает) на этот прожект?


Отметим, что на сегодня “Спецпроектреставрация” является генпроектировщиком, который ведет работы по всем зданиям - памятникам архитектуры. Всякий ремонт памятника без разрешения НИИ - серьезное нарушение.


Для экскурсии в Музей-заповедник “Ораниенбаум” мы выбрали не самый удачный по погодным условиям, но весьма символичный день. 26 октября исполнилось ровно два месяца с утверждения Александра Зябрина в должности директора музейного комплекса. Гулять по Ораниенбаумскому парку в метель не самое приятное занятие. Но так хотелось своими глазами увидеть, что же происходит в музее-заповеднике. Правда ли то, о чем нам рассказывали, или это просто чьи-то амбициозные фантазии?

Скажем прямо, ничего “такого” в парке мы не увидели. Те же деревья, пруды, каналы. Маралы, гуси-лебеди на месте. Полным ходом идут работы в Китайском дворце и на Катальной горке, меняются трубы водостоков. В общем, строительно-реставрационная жизнь кипит как никогда. Из живых людей в парке в этот день были только мы, охранники в будках да рабочие, в момент нашего визита спешившие на обед в кафе в Кавалерском корпусе. Наметанный взгляд зацепился за внешность строителей - половина из них явно приехала в наши края из бывших союзных республик. Но на гастарбайтеров они не похожи: фирмы солидные в ГМЗ работают, рисковать с нелегалами не будут.

Пользуясь случаем, захотелось взглянуть на любимые скульптуры у Китайского дворца, заодно проверить, закрыты ли они на зиму. Нам повезло. А вот повезло ли скульптурам Ораниенбаумского парка? Вот Лаокоон с сыновьями сгибается то ли под тяжестью напавшей на них змеи, то ли под натиском первого снегопада. Рядом бюст какого-то античного героя или древнего царя - с шапкой из снега. Вдалеке - три грации в легких платьях, и тоже под снегом... Не успели их закрыть на зиму. Но с кем не бывает? Дорожники вот тоже к зиме всегда заранее готовятся, а с первыми снегопадами справиться никогда не могут!

В Нижнем парке все без изменений. До Большого Меншиковского дворца реставраторы еще не добрались. Вот и дирекция - она же бывший домик садовника, а рядом одноэтажная пристройка, за которую так волнуется КГИОП. На памятник XVIII века она, правда, не похожа. Обыкновенное здание прямоугольной формы, с “голым” фасадом. Работ никто здесь уже не ведет. И похоже, не из-за погодных условий. Ощущения, что рабочие совсем недавно здесь что-то делали и прервались только из-за снегопада, нет. Значит, предписание КГИОПа все-таки выполнено.

С директором ГМЗ “Ораниенбаум” Александром Зябриным, очень приятным в общении человеком, разговариваем около часа. Александр Зябрин настроен оптимистично. По его словам, в этом году музей-заповедник заработал на экскурсионной деятельности на миллион рублей больше, чем в прошлом. И это несмотря на то, что начались реставрационные работы. В следующем сезоне такого дохода, скорее всего, не будет. На дворцах будут вестись наружные работы, а на строительной площадке посторонним находиться нельзя. В этом году музейщики вышли из положения, сделав безопасные навесы. В реставрации и восстановлении памятников культуры в Ораниенбауме между тем произошли большие подвижки. На Катальной горке работает опытная реставрационная фирма “Деметра”. К Новому году они планируют закончить все наружные работы. Можно было бы и покрасить памятник, но реставраторы и музейщики решили, что в зиму лучше этого не делать. Чтобы не получилось так, как с Константиновским дворцом в Стрельне, - спешили сдать к сроку, а теперь уже снова марафет наводить надо. Так что во всей красе Катальная горка должна предстать весной будущего года. В Китайском дворце идут кровельные и фундаментные работы.


Люди в ГМЗ “Ораниенбаум” окружены заботой. Именно из-за этого и разгорелся сыр-бор с реконструкцией пристройки к дирекции - бывшему домику садовника. Парковый отдел, для которого готовится здание, сетует Александр Зябрин, работает круглый год, в любую погоду. С землей, деревьями, листвой... А помыться и просушить одежду работникам негде - сейчас они располагаются в старом здании с печным отоплением, в котором нет ни воды, ни канализации. Идея перевести их в пустующее здание, сделав там ремонт, появилась, по словам Александра Зябрина, еще при предыдущем директоре Конотовском. При нем же начались работы. Александр Валентинович утверждает, что перед началом работ было написано письмо в КГИОП, в котором дирекция просила разрешения на ремонт и на временное перемещение паркового отдела. Временное, потому что через три года по существующему проекту для него должно быть построено новое здание.

Когда работы были в самом разгаре, вдруг пришли люди из КГИОПа: нет, ребята, так дело не пойдет, это все-таки памятник, нужен проект, а до его утверждения работы прекратить. “Мы все законсервировали, сейчас там все закрыто”, - говорит Александр Валентинович, не упоминая, что это было сделано после повторного предписания КГИОПа. А проект тем временем уже на рассмотрении в комитете, сегодня-завтра будет согласован, и тогда работы продолжатся. От этого памятнику только польза - грибок со стен убрали, порядок наводится. С фасадом, правда, не хотели ничего делать. Но когда в процессе ремонта пошли трещины и кусками стала отваливаться штукатурка, пришлось приняться и за фасад. “Когда вскрыли кирпичные стены, - рассказывает Александр Зябрин, - приехали проектировщики, увидели, что никакая это не ринальдиевская стена, про которую они говорили, а обыкновенный новодел”. Который к тому же перестраивался.


Олег Булух,

Светлана Борисова


Печатается с сокращениями. Полный текст статьи можно прочитать в газете «Ваш Тайный советник», свежий номер которой вышел в свет 7 ноября.

08 Ноября 2005

Обсуждение
Го / 08 Ноября 2005
Город Глупов, все как всегда.... дяди делят апельсин...много их , а он один.
Добавить комментарий
Другая картинка

Правила написания комментариев

Другие новости
Все новости16030